Фабрики-кухни в контексте потребительской кооперации

Материал из Project36
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

Состояние потребительской кооперации после революции

Одной из важных проблем Советской власти в 20-е годы XX века было обеспечение населения продуктами питания. Было решено использовать возможности хорошо развитой в России потребительской кооперации.

Роль потребительской кооперации в экономике Российской Империи можно рассмотреть на примере МСПО (МОСПО, московского союза потребительских обществ): цифры оборота Союза свидетельствуют о том, что он являлся крупнейшей торговой организацией страны. В 1916 году по своим оборотам МСПО занимал третье место среди кооперативных обществ оптовых закупок в мире, уступая только английскому и шотландскому обществам торговых закупок.

К 1 января 1918 года в МСПО входило 3317 организаций, в том числе местных союзов и объединений потребительских обществ - около 300, в которых насчитывалось свыше 150 тысяч обществ с числом членов до 10 млн.

Собственный капитал МСПО доходил до 50 млн. руб., заёмный - до 60 млн. руб.

Товарный оборот за 1917 год составлял 212 млн. руб. только по проданным товарам.

К 1917 г. потребительская кооперация занимала видное место в экономике и социальной жизни Российской Империи и заметное место в мировой экономике, т.к. обеспечивала существенную долю российского экспорта продуктов питания и сырья. Российская потребительская кооперация, используя предпринимательские приемы работы с капиталом, развивалась динамично и имела значительную собственность не только в России, но и за рубежом [1].

После Февральской революции 1917 г. Московский союз потребительских обществ был переименован во Всероссийский центральный союз потребительских обществ (Центросоюз).

В 1918 году в Центросоюз были принудительно включены все союзы потребительской кооперации, а в марте 1919 года создана система потребительской кооперации со следующей структурой: первичное потребительское общество — райсоюз — губсоюз — Центросоюз[2]. Фактически это означало, что под старой вывеской образовывалась одна из первых централизованных бюрократических структур Советской России.

Потребкооперация как инструмент обеспечения страны продовольствием

В.Ленин на декабрьском пленуме ЦК ВКП(б) возлагал надежды на потребкооперацию:

Решающие успехи в области хозяйственного строительства СССР, культурный рост масс и втягивание членов рабочей семьи в
производство, в связи с полной ликвидацией безработицы, ставят перед потребкооперацией задачу постепенного переключение
продовольственного снабжения с форм индивидуального потребления на общественное питание, как первое условие – «перехода от
мелкого одиночного, домашнего хозяйства к крупному обобществленному». 

Показательно, что среди крупнейших архитектурных конкурсов 20-х годов, обозначавших приоритеты социального и экономического развития страны, конкурс на строительство здания Центросоюза на Мясницкой улице стал событием в жизни страны. Это был один из немногих случаев, когда победил не только ведущий архитектор, но и архитектор иностранный – один из лидеров мирового авангарда Шарль Эдуар Жаннере-Гри, известный больше как Ле Корбюзье.

В конце 20-х годов наметилась тенденция к уходу от идей потребительской кооперации (хотя на словах власть ещё долго продолжала декларировать верность этим принципам, например, в 1932 году в память о создателях первого потребительского общества в английском Рочдейле Нижняя Пресненская улица в Москве была переименована в Рочдельскую). Фактически кооперативы стали государственными учреждениями, занимавшимися централизованным распределением питания в стране.

Одним из важнейших элементов программы перехода «к крупному обобществлённому» явились фабрики-кухни. Строительство около 25 фабрик-кухонь в Москве и Московской области, 6 в Ленинграде[3], а также нескольких десятков фабрик-кухонь в крупнейших городах страны (Минске, Самаре, Твери, Туле, Свердловске, Ижевске, Перми, Брянске и других) было призвано решить проблему питания.

В первую очередь фабрики-кухни строились в уже сложившихся промышленных центрах, созданных российскими и иностранныи предпринимателями в конце XIX-начала XX века. В Москве такими центрами являлись крупные мануфактуры (Трёхгорная, Голутвинская, Даниловская), заводы Дукс, Гном-Рон, Вестингауз, предприятия пищевой и лёгкой промышленности (Сиу и К, Абрикосов, Ява). Одновременно фабрики-кухни стали строиться рядом со стройками коммунизма (ДнепроГЭС), новыми предприятиями (Прожектор), старыми предприятиями, признанными стратегическим и потому получившими государственные инвестиции (Микояновский комбинат, многочисленные авиазаводы) коммунами (Болшевская трудовая коммуна).

Кризис идеи централизованного общественного питания

Но уже в 1932 году стали видны недостатки фабрик-кухонь. ЦК ВКП(б) в традиционном для российской власти демагогическом стиле подготовил следующее постановление:

Крупнейшими недостатками общественного питания являются: неудовлетворительность обедов, зависящая главным образом от плохой
постановки дела общественного питания; антисанитарное состояние столовых, недопустимо небрежное обслуживание потребителя;
слабая материально-техническая база и плохое ее использование; перегрузка предприятий общественного питания; отсутствие
хозрасчета, бесхозяйственность и безответственность административно-технического персонала; низкая квалификация поварского
персонала; уравниловка в зарплате, обезличка в организации труда и слабая трудовая дисциплина; недостаточное внимание к
общественному питанию со стороны кооперативных, партийных, профессиональных и советских организаций.

Традиционным советским методом для преодоления проблем создаются новые бюрократические структуры «Союзнарпит» и Всекопит:

В целях коренного улучшения общественного питания ЦК ВКП(б) постановляет:

а) Выделить общественное питание в Москве, Ленинграде и промышленных пунктах Донбасса и Урала из системы потребкооперации и
организовать в этих районах государственные тресты и объединения народного питания в системе НКСнаба, работающие на
хозрасчете, создав для руководства их деятельностью в системе Наркомснаба СССР Главное управление по народному питанию
(«Союзнарпит»)
б) В остальных областях, районах и городах организацию общественного питания осуществлять через Всекопит, как автономную
секцию потребительской кооперации, с тем, чтобы работа Всекопита была коренным образом реорганизована и улучшена.
в) Предоставить объединениям и столовым Всекопита так же, как и объединениям и предприятиям народного питания Наркомснаба,
право самостоятельных заготовок.

Скорее всего, проблемами с качеством дело не ограничивалось. Точнее, как обычно, проблемы с качеством были следствием недееспособности модели централизованной организации питания. При отсутствии коммерческой заинтересованности, качество продукции падало, для предприятий фабрики-кухни становились обузой, причём обузой серьёзной, так как помимо всего прочего к рабочим присоединялись жители окрестных районов, что увеличивало затраты предприятия по обеспечению функционирования фабрики-кухни. Это тоже не могли не чувствовать руководители страны:

8. Обязать НКСнаб и Центросоюз не гнаться за увеличение количественного охвата столующихся в ущерб качеству обеда и
установленным нормам по общественному питанию. Установить, что всякое увеличение количества столующихся, выходящее за
пределы централизованных продфондов, должно идти, как правило за счет мобилизации дополнительных местных продовольственных
ресурсов. 
В целях увеличения продовольственных ресурсов для общественного питания развернуть широко сеть подсобных предприятий при
столовых по свиноводству, птицеводству, кролиководству и др., причём продукцию их полностью закрепить за столовыми.

Тем не менее, несмотря на тревожные симптомы, на словах курс на общественное питание не менялся:

15. Обеспечить окончание в 1931 году начатого строительства фабрик-кухонь и столовых при предприятиях, приравняв это
строительство к ударным стройкам промышленности. Обязать ВСНХ СССР обеспечить эти стройки стройматериалами и оборудованием.
16. Предложить СТО в декадный срок установить по представлению Всекопита, Наркомснаба, ВСНХ СССР и ВЦСПС список предприятий
общественного питания подлежащих к пуску в 1931 г., и необходимые для этой цели мероприятия.
17. ЦК считает необходимым развернуть общественное питание с таким расчетом, чтобы в ближайшие 2-3 года удвоить число
рабочих, служащих и членов их семей, обслуживаемых общественным питанием, с доведением числа обслуживаемых до 25 млн. чел.,
и добиться полного охвата горячими завтраками школьников и детей, обслуживаемых дошкольными учреждениями.

Началось незаметное, но существенное изменение профиля фабрик-кухонь:

18. В соответствии с этим поручить Госплану СССР к 1 января 1932 г. с участием Всекомпита и НКСнаба разработать план
развития общественного питания на 1932/33 г., положив в основу следующее:
а) переход с фабрик-кухонь с термосной системой к фабрикам-заготовочным с сетью столовых при фабриках и заводах,
обеспечивающих обслуживание рабочих горячей пищей;

Так фабрика-кухня завода Авиаприбор стала фабрикой-кухней треста столовых Киевского района, фабрика-кухня завода Прожектор фабрикой-кухней треста столовых Сталинского района и т.д. Судя по всему, залогом того, что некоторые фабрики-кухни дожили до 80-х годов, стало то, что они были переведены с баланса предприятий на баланс государства. Но даже эти меры не смогли избежать превращения фабрики-кухни №3 в руину, поскольку, судя по всему, спрос на продукцию фабрики был низким, а эксплуатация большого и не самого простого в архитектурном плане здания обходилась неадекватно дорого.

б) строительство не менее 250-300 фабрик-заготовочных с сетью до 3-4 тыс. столовых при фабриках и заводах.[4]

Этот пункт постановления был полностью проигнорирован. В дальнейшем не только не было построено новых фабрик–кухонь (не говоря уже о таких заоблачных цифрах, как 250-300), но и, например, в Москве была достроена единственная уже начатая к моменту выхода Постановления фабрика-кухня №3 завода Прожектор.

Постановление ЦК ВКП(б) знаменовало кризис не только идеи создания фабрик-кухонь, но и кризис всей идеи советской потребительской кооперации. Законченный после перерыва в строительстве в 1936 году Дом Центросоюза так никогда и не послужил по назначению. Он был передан, образованному в 1932 году Наркомлегпрому (наркомату, а позднее министерству лёгкой промышленности). Та же участь постигла и другие заведения потребительской кооперации.

К концу 30-х фабрики-кухни начали менять профиль. Например, фабрика-кухня в Калинине (Твери) ещё в 1939 году стала Дворцом пионеров, а фабрика-кухня на Красной Пресне больницей. Тем не менее, большинство из них дожило до распада СССР в качестве фабрик-кухонь, чтобы стать в 90-х – 2000-х банками, офисами и магазинами.

Редкими примерами частичного сохранения профиля деятельности являются Комбинат питания «Космос» в Филях и Фабрика-кухня завода «Салют». Ещё недавно функционировали фабрика-кухня №5 завода «Динамо» и фабрика-кухня №4 Московского электролампового завода.

Ссылки

  1. ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ КООПЕРАТИВНОГО ДВИЖЕНИЯ ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Раздел I. ИСТОРИЯ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ КООПЕРАЦИИ. Глава 4. Дореволюционная российская потребительская кооперация
  2. Википедия. Центросоюз
  3. Википедия. Авангард в архитектуре Ленинграда
  4. О мерах улучшения общественного питания (Постановление ЦК ВКП(б) от 19 августа 1932г.)


Вернуться на главную страницу: Фабрики-кухни

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты